Soitettu

  • Эпоха застоя — время, с которым связан набор устойчивых ассоциаций: Брежнев, «Ирония судьбы», колбаса по 2.20. А если говорить о литературе, то Бродский, Довлатов, «Москва — Петушки». Между тем, и жизнь, и литература этого тихого и душного времени были устроены гораздо сложнее.

    Редакторы «Полки» пытаются разобраться в нюансах: как был устроен читательский быт и писательские компании, как советские писатели — из тех, кто не ушел в подполье и не уехал в эмиграцию — находили убежище в фантастике и переводах, почему возрождался интерес к религии или охране исторических памятников, как неофициальная литература работала с советским языком, о каких социальных проблемах могла говорить, несмотря на цензуру, литература официальная, и наконец — что важного в этой эпохе мы можем увидеть сегодня?

    Этот разговор приурочен к открытию выставки «Ненавсегда. 1968 — 1985» — масштабной ретроспективы искусства эпохи застоя, которая открывается в Новой Третьяковке 7 июля.