Episoder

  • История мировой литературы могла бы быть богаче, если бы не гибель Александрийской библиотеки, извержение Везувия, царская цензура, помешательство Гоголя, обыски НКВД. История мировой литературы могла бы быть беднее, если бы не память Надежды Мандельштам, подвиг Якова Друскина, кропотливые исследования пушкинистов, отказ Макса Брода исполнить предсмертное желание Кафки. В этом выпуске редакторы «Полки» обсуждают литературу утраченную навсегда и чудом возвращённую. От каких потерь у нас особенно болит сердце, кто пытался восстановить второй том «Мёртвых душ» и десятую главу «Онегина», как в советское время пишущая машинка превратилась в типографию и можно ли доверять памяти людей, героически сохранивших для нас запретные тексты?

  • В этом выпуске редакторы «Полки» отвечают на вопросы слушателей. Как понять, перед вами плохой текст или хороший? Чем роман лучше сериала? Когда в России появились литературные премии? Имеет ли автор право выжимать слезу из читателя? А также: Егор Летов, критики Серебряного века, стихотворение Пастернака «Зеркало», нечисть в литературе — и ответ на вопрос, когда всё это кончится.

  • Manglende episoder?

    Klik her for at forny feed.

  • Что нужно читать ребёнку, что ему полезно, а что интересно, о чём с ним надо разговаривать — ответы на эти вопросы зависят от того, как мы понимаем детство, а это понимание в разные эпохи было разным.

    Ребёнок как «маленький взрослый», ребёнок как tabula rasa, детство как сверхценный период, который нельзя портить нравоучениями или как время выковывания «нового человека»: каждой из этих концепций соответствуют свои книги, многие из которых переживают своё время и становятся абсолютной детской классикой.

    В рамках большого проекта, посвящённого литературе для детей, «Полка» говорит о том, какие образы принимало в России и мире #детскоечтение.

    Материал об истории детского чтения на «Полке»

    Партнёры этого выпуска — «Так вышло», подкаст Екатерины Кронгауз и Андрея Бабицкого о сложных этических вопросах.

    Следующий выпуск подкаста «Полки» посвящён ответам на ваши вопросы. Спрашивайте нас о том, что вам хотелось бы узнать, и пишите любым удобным способом — в личных сообщениях в эккаунтах Полки в соцсетях, в комментах под любыми постами, в отзывах на Apple Podcasts, на редакционный адрес editorial@polka.academy. Мы обязательно прочтём и ответим!

  • Смерть — точка в конце жизни писателя, но не в его литературной биографии. «Полка» решила поговорить о том, как уход писателя — преждевременный или со страхом ожидаемый, мирная кончина или трагическая гибель — влияет на его восприятие в глазах современников и потомков.

    Почему смерть часто становится поводом для ошеломлённого пересмотра наследия — или вехой в сознании поколения? Почему последнее путешествие Льва Толстого, самоубийства Маяковского и Есенина, гибель Гумилёва и Мандельштама обрастают слухами, апокрифами и конспирологическими теориями? Обо всём этом в студии «Полки» говорят Варвара Бабицкая, Лев Оборин, Полина Рыжова и Юрий Сапрыкин.

    В этом выпуске мы представляем наших коллег — «Как посмотреть» подкаст о театре для тех, кто в театре почти не бывает.

  • Пелевин и Сорокин — одна из устойчивых пар, «вечных спутников» русской литературы. В этом году книги двух важнейших современных русских писателей выходят почти одновременно. Редакция «Полки» обсудила «Непобедимое солнце» Виктора Пелевина и «Русские народные пословицы и поговорки» Владимира Сорокина, нашла переклички между писателями, поговорила о том, кто из них на самом деле предсказал будущее и устроила гадание на сорокинском фольклоре.

  • Границы закрыты, самолёты не летают: лето 2020 года — не лучшее время для дальних путешествий. «Полка» использовала это затишье, чтобы изучить несколько десятков книг о путешествиях, написанных на русском языке, со времён Афанасия Никитина до наших дней, выпустить о них большой материал — и обсудить в студии, что же в них хорошего.

    Как пишут о путешествиях люди, которые проводят в плавании три года — или те, кто отправляется на поиски неизведанных земель? Что видит в этих землях путешественник, стремящийся присоединить их к родной для него империи, и что при таком взгляде остается за кадром? Как описания путешествий меняются с появлением новой техники — и как влияет на них изменение литературных конвенций? Наконец, почему книги о путешествиях и их авторы так притягательны для нас — даже если мы сами никуда не едем? Обсуждают редакторы «Полки» — Варвара Бабицкая, Лев Оборин, Полина Рыжова и Юрий Сапрыкин.

  • Эпоха застоя — время, с которым связан набор устойчивых ассоциаций: Брежнев, «Ирония судьбы», колбаса по 2.20. А если говорить о литературе, то Бродский, Довлатов, «Москва — Петушки». Между тем, и жизнь, и литература этого тихого и душного времени были устроены гораздо сложнее.

    Редакторы «Полки» пытаются разобраться в нюансах: как был устроен читательский быт и писательские компании, как советские писатели — из тех, кто не ушел в подполье и не уехал в эмиграцию — находили убежище в фантастике и переводах, почему возрождался интерес к религии или охране исторических памятников, как неофициальная литература работала с советским языком, о каких социальных проблемах могла говорить, несмотря на цензуру, литература официальная, и наконец — что важного в этой эпохе мы можем увидеть сегодня?

    Этот разговор приурочен к открытию выставки «Ненавсегда. 1968 — 1985» — масштабной ретроспективы искусства эпохи застоя, которая открывается в Новой Третьяковке 7 июля.

  • Редакция «Полки» решила обсудить, возможно, самый известный в мире русский роман — «Мастера и Маргариту» Михаила Булгакова! Как меняется отношение к этой книге — от восхищённого первого знакомства в юности до перечитывания в зрелом возрасте, вредит ли ей попсовый статус, как апокриф о Иешуа и Пилате породил поколение «булгаковских православных» и почему зло у Булгакова оказывается носителем справедливости? Обо всём этом говорим в новом выпуске нашего подкаста.

  • Среди русских писателей было немало гурманов — и тех, кому еда казалась моральной проблемой. Гоголь пропагандирует макароны аль денте и заставляет Собакевича уминать бараний бок, Толстой выясняет отношения с миром при помощи вегетарианства, Булгаков вкладывает в уста профессора Преображенского контрреволюционную апологию сытой и красивой жизни, а Сорокин подает к столу салат из женских перчаток. Писатели и еда: редакция «Полки» обсуждает, какой кажется русская литературная гастрономия из второго месяца самоизоляции.

  • Домашняя самоизоляция по привычке ассоциируется с бездельем и прокрастинацией — хотя на самом деле многих она отправила в водоворот неотложных дел. И тем не менее, даже если покой нам только снится, а до дивана мы добираемся только ночью, подумать о дивном ничегонеделании — само по себе приятное занятие.

    Мы решили вспомнить, как русская литература говорит о праздности. От блаженной неги поэтов-романтиков до патологической бездеятельности Обломова, от нравоучительных стихов Маршака и Барто до реального суда над «тунеядцем» Бродским: лентяи как герои и антигерои литературы в новом выпуске подкаста «Полки».

  • В те дни, когда многие из нас вынуждены проводить всё время дома, «Полка» решила поговорить о доме как таковом. Дом в русской литературе — не просто жилище: это место, где хорошо, куда хочется вернуться, но чаще всего это место оказывается недостижимой мечтой, чем-то таким, чего всегда не хватает. О каком доме мечтали русские писатели — и герои их книг? В чём они видели идеал домашнего уюта — а какие дома казались им совершенно невыносимыми? Дом часто оказывается местом, о котором можно вспоминать или мечтать, но видим ли мы в русской литературе дома, в которых можно жить?

    Партнёр этого выпуска — Райффайзенбанк и его ипотечная программа: один из самых лёгких и доступных способов обзавестись своим жилищем или улучшить его качество. Подробности на raif.ru.

  • На фоне пугающих новостей «Полка» решила поговорить о том, какую роль страх играет в литературе. Что делает текст страшным: нужно ли для этого напустить в него чертей и вурдалаков или достаточно нескольких угрожающих фраз? Возможен ли настоящий русский хоррор, кого в русской прозе можно сравнить с Лавкрафтом — и чего боялись сами писатели? Герои этого выпуска — Николай Гоголь и Михаил Булгаков, Фёдор Сологуб и Владимир Маяковский, Юрий Мамлеев и Дарья Бобылёва. Заочный гость — социолог, автор подкаста «Социология стрёма» Константин Филоненко.

  • Время от времени в литературе звучат призывы расправиться с классиками, «бросить Пушкина с парохода современности». А иногда известные авторы пытаются доказать, что мы понимаем великих совершенно не так и ничего толком о них не знаем. Новый подкаст «Полки» — именно об этом.

    Почему Набоков издевается над Чернышевским, а Карабчиевский попирает Маяковского? Что в «Прогулках с Пушкиным» Абрама Терца довело до белого каления Солженицына? Как Маруся Климова переводит разговор с классиков на себя, а Дмитрий Галковский доказывает, что «Двенадцать стульев» написал Булгаков? Обо всем этом в студии «Полки» разговаривают Варвара Бабицкая, Лев Оборин, Полина Рыжова и Юрий Сапрыкин.

  • Как получилось, что среди тех, кого мы называем русскими классиками, почти нет женщин? Когда в России началось женское письмо — и можно ли заново взглянуть на историю литературы, вспомнив писательниц, которые не добрались до школьной программы и статей великих критиков?

    По следам большого материала о женском каноне редакторы «Полки» Варвара Бабицкая, Лев Оборин, Полина Рыжова и Юрий Сапрыкин обсуждают гендерный и феминистский аспекты русской литературы.

    «Женский канон»: «Полка» о самых важных русских книгах, написанных женщинами, от Екатерины II до Елены Фанайловой

  • Уходит год, а еще, по мнению нетерпеливого мира, уходит десятилетие. Что мы читали в 2010-х, какие тренды проявились в литературе, что она смогла — и не смогла — объяснить нам о мире и о себе? Редакторы «Полки», помогая себе горячительными напитками (Новый год!), вспоминают самое главное — в прозе, поэзии, театре, нон-фикшн. С наступающим! До встречи в новом году и новом десятилетии!

  • Литература и деньги: вечные (как сказал бы Мережковский) спутники, то враждующие, то вступающие в благотворный симбиоз. Как писали о деньгах русские писатели, можно ли высчитать, сколько по нынешнему курсу сгорело в каминах у Достоевского и осело в карманах у гоголевских плутов, за что лояльные советские литераторы получали миллионы и как литераторы нелояльные боролись с нищетой? В новом подкасте «Полки» — история денег в русской литературе от Пушкина до Пелевина.

  • Большая русская литература — это не только громкие имена и хрестоматийные тексты, важная её часть стоит на дальних рядах. Иногда эта литература «второго плана» выходит из тени — благодаря людям, которые любят малоизвестных писателей и их книги, говорят о них, привлекают к ним внимание, сохраняют их наследие. Движимые любовью ко всему незаметному и незаслуженно забытому, редакторы «Полки» решили рассказать о своих любимых писателях второго ряда — может быть, их полюбите и вы. Модернистская эротика Евдокии Нагродской, шокировавшее современников описание бурсы Николая Помяловского, изменённые состояния сознания и языка Егора Радова, притворившаяся киносценариями проза Петра Луцика и Алексея Саморядова — книги этих авторов обсуждают и рекомендуют Варвара Бабицкая, Лев Оборин, Полина Рыжова и Юрий Сапрыкин.

  • Специальный выпуск о том, как русские писатели ходили пересчитывать народ, созданный в партнёрстве со Всероссийской переписью населения.

    Когда в Российской империи придумали перепись, и зачем государству знать, сколько у него подданных? Как Лев Толстой участвовал в московской переписи, и почему это привело его к отрицанию всего городского уклада жизни? Зачем Чехов поехал на Сахалин, и как ему удалось в одиночку провести перепись в самом отдалённом районе России? Каталогизация и перечисления как способ устройства текста: как литература проводит перепись населения своими методами?

    Партнёр этого выпуска — Всероссийская перепись населения, которая пройдёт в 2020 году.

  • Русская классика — это скучно, это нудно, это «пыльная вчерашка»; это не для нас и не про сегодняшний день? Нам часто приходится слышать подобное, когда речь заходит о Толстом и Достоевском; для многих читателей — это первая (и окончательная) реакция на знакомство с русской классикой в школе. Почему великие русские романы кажутся пыльными и скучными? Может быть, это исторически неизбежно — всему свое время? Какие книги из русского канона вызывают тоску у редакторов «Полки»? Можно ли сделать интересными старые книги, которые наводят скуку? Обсуждают Варвара Бабицкая, Лев Оборин, Полина Рыжова и Юрий Сапрыкин.

  • Специальный осенний выпуск — о 50 оттенках серой русской тоски. В чем разница между грустью, унынием, хандрой и депрессией? Когда в России начали грустить, и при чем тут сентиментальные повести? Могли ли дворяне тосковать, а крестьяне испытывать хандру? Готовы ли мы оправдать депрессию, из которой рождаются гениальные произведения? В чём преимущества поэзии перед психотерапией? Редакторы «Полки» пытаются если не найти повод для оптимизма, то хотя бы понять нашу общую печаль.